Дом на болоте. Текст рассказа

– А, ну… Тёть Лида умерла в 99-м. К тому времени тут уж никого не осталось почти…

– А Егор?

– Ну а что? Я вот… с вами сижу, чаи гоняю.

Опускаю глаза в блокнот. Переворачиваю страницу назад… ещё одну и ещё, до начала интервью. «Имя – ». Дед не назвался. Внезапно ощущаю тошноту.

– Так это вы?.. Вы заманивали людей в болото?

Некоторое время дед молчит. Затем прихлёбывает чай.

– Ничего-то ты не понял, Лёнька…

– Да-да… Ну да. Не заманивали, я… прошу прощения. А можете тогда рассказать… как умер ваш брат? И те трое детей?

– Конечно, – в голосе Егора Глебовича слышится разочарование. – Только я следакам рассказывал уж тыщу раз… Их чудище сожрало.

– Хм, хм… – снова перелистываю, пытаясь понять, за что зацепиться. – А что, если не секрет, вы сказали отцу в ту ночь, когда сгорел ваш дом? Перед тем, как он начал стрелять?

– Да не секрет, – пожимает плечами. – «Прости их, папа».

Поднимаю голову и смотрю в водянисто-серые глаза. Уж не тронулся ли он умом?..

– И какие… какие теперь ваши планы?

– Ну как какие. Я ждал… Чтоб рассказать всё. Теперь на болото – чудище-то всё ещё там, ждёт. А я уж засиделся… засиделся на этом свете.

Оба молчим.

– Но ведь нет никакого чудища, – говорю.

Дед усмехается:

– Есть, Лёнька, есть! – и вдруг с неожиданной горечью: – Я пытался спасти… пытался. Только чудище хитрее оказалось. Это чудище… мда-а… А как ещё назвать, а?! Чудище. Надо было мне тогда вслед за Сашкой в трясину прыгнуть… Э-эх… Да ладно, что уж теперь, – качает головой. – Всё равно – одна туда дорога.

Опускаю взгляд и задумчиво кручу пальцами ручку, ловя блики серого света её пластиковыми гранями.