Борьба или бегство. Часть 2, глава 6

← Предыдущая главаОписание романа | Следующая глава →

Мы прилетели в аэропорт Витязево в восемь вечера. Лёха со Светой днём ранее выехали из Москвы на машине и вскоре должны были забрать нас.

Багаж тут выдавали в брезентовой палатке, куда набились все пассажиры нашего рейса, а выход производился через калитку в проволочном заборчике. Таня со смехом закрывала лицо рукой, но я посоветовал ей сказать спасибо, что в Анапе вообще есть аэропорт.

Воздух был тёплый и влажный, после Москвы дышалось чуть тяжелее. Небо, затянутое тёмными тучами, выглядело довольно торжественно. Природа готовилась к дождю.

Перед выходом из аэропорта, прямо за пыльной автостоянкой, раскинулось подсолнуховое поле. Я давно уже не видел подсолнухов и залюбовался этим зелёно-оранжевым морем.

– Тань, а как мы расселимся? – спросил я.

– Не знаю. Вообще, Света хотела жить со мной.

Обычно мне не было принципиально, с кем жить, но не в этом случае. Я настолько боялся измены, что не хотел выпускать Таню из виду даже на час, а раздельное проживание давало ей гораздо больше свободы.

– Я тоже хочу жить с тобой. А чего хочешь ты сама?

– Думаю, было бы здорово нам с тобой жить вместе.

– Ладно.

Минут через сорок на стоянку заехала Лёхина «Хонда». Мы поздоровались, я познакомился со Светой. По фотографиям она казалась мне милой, но сейчас впечатление оказалось хуже. Нет, она действительно была симпатичной, подтянутой, а светлые волосы сияли так же ярко, как на фото – всё по-честному. Но лицо с широко распахнутыми голубыми глазами выглядело недалёким, в то же время странным образом выражая непогрешимую, без капли сомнения, уверенность в своей правоте.

Девушки устроились сзади, а я сел рядом с Лёхой, стараясь сохранять самый непринуждённый вид. На самом деле я уже ждал первого испытания: после взгляда в глаза Светы мне показалось, что она не уступит в вопросе расселения. Через десять минут, когда мы начали обсуждать этот вопрос, моё предположение подтвердилось. Света категорически отказывалась жить вдвоём с Лёхой. Я же напирал на то, что мы с Таней – пара, и, если мы будем жить в разных комнатах, то постоянно будем напрягать соседей просьбами оставить нас вдвоём. Лёхе было всё равно, Тане тоже, но она забронировала для нас именно две двухместных комнаты – непосредственно на базе кайт-школы.

Света выказала отменное упрямство, и я чувствовал раздражение, но понимал: она в своём праве. Никто не осудит девушку за то, что она не хочет жить с малознакомым мужчиной. Мне же было досадно, что я сам создавал проблему. К сожалению, уступать было нельзя: пойдя по пути наименьшего сопротивления сейчас, я обеспечил бы себе дополнительную головную боль на всё время отдыха. Я предложил вариант: найти другое жильё за те же деньги, где Света и Лёха смогли бы разместиться в одноместных номерах. Все со скрипом согласились; Тане пришлось звонить в кайт-школу и говорить, что мы попробуем поселиться в городе.

Сразу после съезда с трассы в сторону Витязева стояли многочисленные машины с табличками «сдаю жилье». Лёха затормозил. Мы с ним пошли от одной машины к другой, озадачивая черноволосых южан фразой «нам нужна одна двухместная комната и две одноместных». Почему-то воспринять это им было сложно, и все переспрашивали. Нам махали руками отовсюду, и везде люди вначале не понимали, чего мы хотим, затем начинали обзванивать хозяев, и наконец радостно оповещали нас, что у них есть две двухместных комнаты, куда спокойно можно поселить четверых. Стемнело, мимо нас проносились машины, слепя нас фарами и периодически сигналя своим знакомым из числа самопальных риэлторов, которые отвечали им криками и взмахами рук. Начал накрапывать дождик, и мои грязные кеды месили сыпучий песок на обочине. Наконец нашёлся подходящий дом на окраине Витязева, и мы поехали его смотреть.

С заднего сиденья машины лилось нытьё Светы по поводу плохой организации отдыха. К моему удивлению, Таня не предупредила её, что эпичное массовое мероприятие, которое мы описывали в рекламных постах, превратилось в дружескую поездку. Стенания Светы сильно действовали на нервы, но я говорил себе, что она не виновата, поскольку была дезинформирована.

Дом находился на одной из одинаковых безликих улочек Витязева и содержал четыре комнаты, кухню и даже два санузла. Единственное, чего там не было – вай-фая. Цена нас устраивала, однако мнения разделились. Я, Лёха и Таня были готовы остаться, а вот Света устроила истерику.

– Я здесь жить не буду!

– А что конкретно тебе не нравится?

– Всё! Какой-то бабушкин ковер на стене! И я не стану жить там, где нет вай-фая!

– Свет, ну это ж просто ковер. Его даже можно смотреть по вечерам, – попытался пошутить я. – А без интернета даже лучше, мы ведь приехали отдыхать.

– Тогда и оставайтесь тут без меня! – она упрямо повернулась к нам спиной и пошла по дороге в темноту. Таня побежала её догонять.

– Надо что-то решать, – Лёха тоже был недоволен, и я его хорошо понимал. Все устали от поисков, и в коллективе явно назревал бунт, именно поэтому я так рассчитывал на успех с этим домом.

Мне уже было очевидно, что мы решим. Оставался вариант, который я изначально считал своим планом «Б». Можно было жить на кайт-базе, просто доплатив за то, чтобы расселить Лёху со Светой. Скорее всего, это обнулило бы прибыль; возможно, мне пришлось бы добавить денег из своего кармана. И что же, из-за этого я предпочитал искать жилье, слоняясь под дождём между бородатыми мужиками с табличками? О нет, дело было не в деньгах!

Ясно, что в кайт-школе учится молодёжь, и обучает её, скорее всего, тоже молодежь. Казалось бы, что в этом плохого… Но, пока мы были вчетвером, Таня оставалась со мной, и альтернативы у неё не было. В кайт-школе же альтернатива вполне могла появиться.

С другой стороны, Таня всё же согласилась жить со мной. Я рассудил, что в такой ситуации контролировать её будет достаточно просто, а возможные конкуренты будут видеть, что мы – пара. Помимо прочего, я уже очень устал морально и с трудом сохранял видимость благожелательного настроения. Хотелось наконец упасть на кровать и расслабиться.

Кайт-база находилась в тупичке на другом конце Витязева. Ребята остались ждать в машине, а я отправился на переговоры через маленькую калитку в металлических воротах. Как оказалось, это был обыкновенный гостевой дом, который содержала мать одного из тренеров. Ворча насчёт того, что мы никак не можем определиться – то Таня бронирует две комнаты, то нам уже нужно три, – она повела меня куда-то через дворик. Мы остановились у приоткрытой двери в углу двора, из которой лился свет.