Лика и Рома — текст рассказа

← Предыдущий рассказ | Следующий рассказ →

Когда в четырнадцать лет Лике впервые пришло в голову, что она лишена чего-то очень важного, ей стало как-то по-детски обидно. По-детски, потому что обижаются только дети – уж это она давно усвоила. А ещё – «на обиженных воду возят».

Лика ко всему подходила серьёзно, начиная от строительства куличей в три годика и продолжая организацией всего двора на салки. Когда взрослые приглядывались, то дивились её целеустремленности, но такое редко бывало.

В первый день в школе некоторые дети плакали, другие просто притихли, настороженно смотря по сторонам. Лика же зашла в класс так, будто это было для неё самым привычным делом, и сразу уселась у окна с большим цветком – так ей захотелось. Вскоре она уже вовсю обучала одноклассников «казакам-разбойникам» после школы, и те носились за ней восторженной толпой.

В следующие семь лет у Лики было множество важных и насущных задач: естествознание и арифметика, потом биология и алгебра, баскетбол, выступление на последнем звонке у старшаков –  Лика сама придумала сценарий. Ей не приходило в голову спрашивать себя, счастлива ли она, – до седьмого класса.

Что-то изменилось: девочки вокруг начали шептаться о мальчиках. Раньше все играли дружной толпой, теперь же появились секреты, смешки, разделение на своих и чужих. Вдруг стало важно, как ты одеваешься, а поговорить с мальчиком просто так теперь было нельзя – все начинали глазеть.

Лику не смутила перемена настроения: в новом всегда интересно разбираться. Одноклассницы тайком передавали друг другу подростковые журналы, и Лика тоже прочитала несколько страниц, загнутых для неё подругой. Там говорилось о свиданиях, поцелуях. Статья не оставляла сомнений: все девочки до единой мечтают нравиться парням. Лика вдруг поняла смысл шепотков, а то, сколь непосредственно она до сих пор общалась с мальчиками – и даже с Ромой, – показалось немыслимым. Странно: она будто всегда знала об этом, просто не помнила, а теперь всё вдруг встало на свои места.

То, что Рома нравится ей, теперь было очевидно. Он так красив: непослушные чёрные волосы, слегка оттопыренные уши, смешливый рот. Отлично гоняет в баскет, но совершенно не красуется! Может спокойно посидеть в запасе, чтобы кто-то другой сыграл. Малышню не задирает. Даже наоборот: Лика сама видела, как он помог девочке из третьего класса собрать ручки из упавшего пенала.

Тут-то Лика и осознала свою главную и, весьма вероятно, нерешаемую проблему: внешность. Оглядывая одноклассниц, она прекрасно видела: Маша и Светка красивые, Анька тоже милая, другая Анька, Лиза и Вика – середнячок. А вот Даша и она, Лика, явно не могли никому понравиться. Даша была толстой. А Лика… ей совершенно не нравилось собственное лицо. Всё оно было какое-то не такое. Лоб слишком высокий, рот слишком близко к носу. Щёки выпирают как полумесяцы. Подойти к Роме с таким лицом было невозможно.

Лика, хоть и была самостоятельной, не гнушалась спросить совета. А в данном случае это явно было необходимо.

Серьёзно и по порядку она изложила всё маме. Та с улыбкой взяла её за плечи:

– Лика, любимая. Ну как ты можешь говорить такое? Разве ты забыла, что ты у меня самая лучшая?

– Но мне не нравится моё лицо. Этот глупый рот.

Голос Лики чуть дрогнул, но она взяла себя в руки: нюни разводить – дело первоклашек.

– Доченька, некрасивых людей вообще не бывает. Одним нравятся одни, другим другие. Некрасивой бывает только душа.

– Разве? Мне кажется, Маша и Света намного красивее меня.

Вот теперь мама рассмеялась:

– Никого нет красивее тебя! Даже и не говори таких глупостей.

– Правда?

Лика заглянула маме в глаза. От улыбки в уголках глаз собрались морщинки.

– Конечно, правда.

– И я могу понравиться Роме?

– Ты можешь понравиться кому угодно.

– Мне кажется, сейчас он просто не обращает на меня внимания.

– Мальчики не всегда догадываются до всего сами – иногда им нужно подсказать.

– Как?

– Будь добра и внимательна к нему… Помогай. Улыбайся. И он всё поймёт.

Лика помолчала, запоминая ценную информацию, а затем кивнула. Мама тепло обняла её.

* * *

Стать доброй и внимательной с Ромой – непростая задача, когда мальчики и девочки разделились на два лагеря. Но Лика не привыкла пасовать. Начала она с того, что подсказала Роме на контрольной по матеше. Это было серьёзным шагом. Она ещё пару раз помогала ему на уроках, но звёздный час наступил, когда его и Пашку вызвали к директрисе за беготню по коридорам. После выговора Рома ходил сам не свой, и Лика подошла, чтобы поддержать его.

– Ром, забей. Вам же ничего не сделали.

– Она сказала, что подумает, звонить ли родителям.

– Да не позвонит она! Пугает просто.

– Ага, надеюсь…

После этого случая Лика с Ромой стали не совсем чужими. Каждый из них обрёл друга в стане врага. Девочки посмеивались и показывали пальцем, но Лика отвечала им надменным взглядом. Рома вначале стеснялся, но он не был дураком, как другие мальчишки – Лика всегда это знала! – и тоже общался с ней всё более охотно. Три месяца спустя он даже позвал её с собой, когда они с пацанами отправились пить пиво на детской площадке глубоко во дворах. Поступок был до того взрослым и независимым, что всех распирала гордость, но все сдерживались, стараясь показать, что для них это обычное дело.

С восьмого класса Лика с Ромой иногда гуляли вместе. Он делился с ней секретами и мечтами. Прошёл ещё год – и вот им по пятнадцать. Лика знала: никто не поддерживал Рому больше, чем она. Скоро он сделает первый шаг. Лика мечтала, представляя этот чудесный день: после школы они спускаются к набережной и гуляют, любуясь лесом на том берегу. Людей почти нет, лишь изредка попадаются бегуны и собачники. Лика останавливается, задумчиво смотря на воду, и внезапно Рома обнимает её сзади – ещё неуверенно, но трепетно, с нежностью и надеждой, что Лика не оттолкнёт. Он поворачивает её к себе и целует. Его губы вкуса винограда.

* * *

– Рома твой со Светкой, видала? – прошептала Анька и хихикнула. Они вместе сидели на уроке русского.

– Что?

– Мутки у них.

«Чепуха», – подумала Лика, но всё же ощутила тревогу и посмотрела на Рому, сидящего наискосок от неё. Он не повернулся, неотрывно смотря на учительницу.

– Кто тебе это сказал?

– Светка!

– Пусть мечтает, – надменно ответила Лика.