Безоговорочная победа — текст рассказа

Разумеется, Алёне был известен рецепт на такие случаи: сжать зубы и действовать дальше. С этим она могла справиться самостоятельно, но теперь ей хотелось кое-чего ещё: чтобы её успокоили, обняли и напомнили, что она – самая лучшая. С тем она и пришла к Антону.

Антон сидел на кухне, листая ленту новостей на планшете. Некоторое время Алёна просто молча наблюдала за ним. Его русые волосы, как обычно, небрежно торчали в разные стороны. На лбу пролегла морщинка. Вопреки собственной неудаче с работой Алёна вдруг почувствовала прилив нежности. Ей уже стало лучше.

– Любимый.

– М-м-м?

– Мне отказали.

– Кто?

Она ответила. Антон слегка нахмурился, будто не совсем понимая, о чём идёт речь. Он дочитывал новость.

– Да, – он поднял глаза. – Отказали?

Алёна кивнула.

– Да уж, жаль. Предложение было неплохим.

– Милый… Мне хотелось, чтобы ты поддержал меня.

Антон внезапно расхохотался.

– Из-за работы?! Алён, не смеши меня. Или я тебя не знаю? Ты ж непробиваемая! – он шутливо погрозил пальцем.

Алёна молча смотрела на него. Она вдруг почувствовала со всей ясностью, что его равнодушие и показная бравада не были случайностью или её фантазией. Она всегда считала, что своими руками строит тихую гавань, где в будущем сможет укрыться от любых ветров. Но Антон, сидящий рядом с ней на кухне, не был такой гаванью. Алёне вдруг показалось, что она вовсе и не знает его. Она встала, на секунду нежно сжала рукой плечо Антона и вышла из кухни.

* * *

Собраться с мыслями не удавалось. Как Антон мог… после всего, что она сделала?!..

Да… Чтобы додуматься до чего-то путного, Алёне явно нужно было отбросить эмоции. После двух лет, проведённых рядом с Антоном, было не так просто принять тот факт, что ей снова придётся самой, без чьей-либо поддержки, справляться с проблемой. «Но талант ведь не пропьёшь», –невесело усмехнулась она.

Итак, она могла попросту наскучить ему. Да, когда-то она была для него идеалом, но время идёт, и многое меняется. Мысль эта принесла неожиданно острую боль, но Алёна немедленно подавила её.

А если Антону наскучили их отношения, то не исключено, что у него могла быть другая девушка. Кто? Ну конечно же, Кристина.

И снова Алёна не взялась бы объяснить, откуда взялась такая версия, но… она вспоминала их вечеринку на Новый год. Со всеми девушками Антон был мил, но, будучи милым, он в то же время любовался собой (Алёна снова поразилась: как она не замечала этого раньше?). А вот с Кристиной… он любовался ею.

Кристина появилась в их компании недавно – как девушка Вадима. Она училась в колледже туризма и мечтала стать моделью. Полнейшая посредственность, если честно. Но нельзя не признать… выглядела она хорошо. Высокая, подтянутая, с длинными волнистыми каштановыми волосами, острыми скулами и тёмно-синими глазами. В самый раз, чтобы цеплять взгляды мужчин.

С Вадимом же Алёна была знакома давно – года четыре, не меньше. Когда они познакомились, он смотрелся обыкновенным щупленьким мальчуганом, но с тех пор существенно изменился. Теперь это был высокий, крепкий, бородатый мужчина. Работал он веб-программистом в крупной компании и скоро должен был стать руководителем проектов. Алёна пару раз слышала, как он увлечённо обсуждал работу с друзьями-программистами, и ей доставляла удовольствие его горячая и взволнованная речь, даже несмотря на то, что она понимала в ней лишь предлоги да междометия.

Что в Вадиме не изменилось, так это его улыбчивость и готовность помогать друзьям в любое время. А по тому, как он смотрел на Кристину, даже дураку было понятно, что он по уши в неё влюблён.

Версия про Кристину оставалась лишь версией – к тому же, родившейся интуитивно. Несколько месяцев Алёна вела осторожные наблюдения. Она вскользь упоминала мероприятия, на которых Антон бывал без неё (а особенно – те, где присутствовала Кристина), и следила за его реакцией и реакцией друзей. Ни один из общих знакомых не подтвердил её догадки явно, но у Алёны сложилось смутное ощущение, что некоторые из собеседников так или иначе старались уйти от темы.

Большие надежды Алёна возлагала на разговор с Вовой: тот был известен своей честностью, да к тому же присутствовал на дне рождения Игоря и знал лично Вадима и Кристину. Когда они наконец встретились, чтобы попить кофе, Алёна на протяжении всей встречи и близко не затрагивала волнующую её тему, болтая о всяких пустяках. Она подбросила Вову до дома, и они ещё некоторое время разговаривали, сидя в салоне. Когда они уже почти прощались, Алёна огорошила Вову вопросом:

– У Антона с Кристиной что-то есть?

Она внимательно вглядывалась в его лицо, надеясь увидеть недоумение. Но увидела что-то другое, больше похожее на сожаление и неловкость. Некоторое время Вова молчал, но потом всё же спросил:

– С чего ты взяла?

– Вов, я просто хочу знать правду. Кроме тебя мне некому доверять.

Секунду он колебался.

– Прости, ничего не могу сказать. Это не моё дело.

Алёна кивнула:

– Спасибо.

– За что?

– За ответ. Можно тебя попросить? Не рассказывай никому о нашем разговоре. Вот вообще никому.

Вова молча смотрел на неё. Потом кивнул. На прощание они обнялись.

* * *

Боль ещё не прошла, а Алёной уже завладевала холодная ярость. Она не просто открывала Антону душу. Буквально всеми своими успехами он был обязан ей: это она превратила его из нелепого мальчишки в мужчину. И чем он ответил? Скучно и безыдейно предал её, унизил перед знакомыми, заведя интрижку с посредственной смазливой девочкой.

Больше всего на свете Алёне хотелось залепить Антону пощёчину и выгнать его из квартиры. Но… что дальше? Антон поймёт, как был неправ, и принесёт искренние извинения? Будет страдать от того, что отношения разрушились? Ой вряд ли! Уж во всяком случае, не сразу. Вначале он разве что почувствует облегчение и пойдёт испытывать свою красоту и манеры на других девушках – уже не стеснённый никакими обязательствами.

Алёна не хотела, чтобы её боль превратилась в удовольствие для Антона. А значит, нужно было терпеть: только так она могла осуществить свой план.

* * *

Алёна не подавала виду, что что-то узнала. Напротив, она отыгрывала новый виток влюблённости и обращалась с Антоном особенно нежно. Тот воспринимал это как должное.

Очень странно Алёна чувствовала себя в постели. Она уже знала об измене Антона, а иногда даже подозревала, что в этот самый день он уже был с Кристиной. И всё же… это не мешало ей наслаждаться. Антон любил быть главным, и она подчинялась ему, отвечая на ласки и грубость сладкими стонами. И всё же теперь она чувствовала своеобразное превосходство: он не подозревал о её интриге. Стало быть, сейчас она просто использовала Антона в своих целях – до поры до времени. Мысль об этом доставляла острое удовольствие, и она обеими руками вцеплялась в его волосы и кусала губы – те самые, которые за её спиной целовали другую.