Борьба или бегство. Часть 2, глава 3

← Предыдущая главаОписание романа | Следующая глава →

Наплевав на конспирацию, которая и так уже трещала по швам после поездки в Инсбрук, я всю дорогу держал Таню за руку. Прощание состоялось на Киевском вокзале, куда пришёл наш аэроэкспресс. Глаза у Тани были на мокром месте, я же улыбнулся и поцеловал её. Она поехала к Андрею.

Теперь всё зависело от меня. После признаний Тани и последней ночи в Австрии я ждал, что в ближайшие дни – а может, и немедленно – она порвёт с Андреем. Вопрос серьёзных отношений вскоре должен был снова стать актуален.

Теперь меня несколько смущало то, что Таня была способна изменить своему парню, в чём я убедился в Австрии. Но всё же я сам склонял её к этому, а если в результате она влюбилась в меня и признается во всём Андрею – считать это изменой и вовсе не стоило. Скорее сменой партнёра. Да и кто знает, какие поступки Андрея могли подтолкнуть её к этому?

В общем и целом, несмотря на некоторые сомнения, я решил попробовать. Таня меня восхищала, и отношения с ней должны были стать очень яркими. Но день шёл за днем, а она не объявляла о разрыве с Андреем. Теперь она вела себя так, как будто в Австрии ничего и не было, и наше общение постепенно теряло былой задор, сводясь к работе. Пару раз я пытался расшевелить её и развести на беседу более интимного характера, но она не реагировала на мои попытки, будто не замечая их. Это потихоньку начинало раздражать: мало того, что страдало моё самолюбие, так ещё и постоянная неопределённость действовала на нервы. Я решил, что доведу нашу историю до логической развязки.

* * *

Февраль подходил к концу, когда в «Экстремальную Москву» почти одновременно обратились две пары по поводу организации свадеб. Мария взяла клиентов в оборот, и я, слушая её отчёт, понимал, что в этом деле мы – полные профаны. Для нас не было проблемой организовать каждую часть программы по отдельности, но ни у кого из сотрудников не было представления о полном цикле процесса. С ходу браться организовывать свадьбу, не имея ни опыта, ни теоретической подготовки, было рискованно. Я дал Тане задачу: под видом покупателя бросить клич по свадебным агентствам и собрать максимум информации. Результатом такого опроса явился ряд коммерческих предложений на почте: штук пять абсолютно бесполезных и одно нормальное, около десяти обещаний прислать информацию – без дальнейшего продолжения – и множество приглашений на личную встречу. Я вздохнул: мне снова предстояло надевать костюм, а я это не слишком любил.

Мы встретились с Таней на Автозаводской. После вчерашней сырости на улице подморозило, и пешеходы скользили по катку, который образовался на тротуарах. Я облачился в брюки и рубашку, поверх которой надел свою самую тёплую куртку с капюшоном. Таня же, как обычно, пришла в лёгкой курточке и кедах, приплясывая от холода. Я поцеловал её прохладную щёку. Едва я ощутил знакомый запах, как сердце забилось быстрее, а в животе слегка заныло. С момента возвращения из Австрии прошло десять дней, а я ощутил себя так, будто ещё вчера был в Таниных объятиях.

– Одежда в твоем стиле. Пойдём! – сказал я. Сегодня мы были женихом и невестой.

Немного поплутав, мы отыскали представительный отель, на первом этаже которого расположилось свадебное агентство. Миловидная девушка лет тридцати в очках встретила нас в холле. Она представилась Лаурой и провела нас в офис, не без труда открыв тяжёлую деревянную дверь. Офис состоял из двух комнат с высокими потолками. На паркетном полу и в деревянных шкафах была расставлена всякая всячина: картонные коробки и папки, книги, картины, ваза с сухими цветами и даже железный светильник с ручкой. В углу был свален реквизит, явно предназначавшийся для декора помещения: искусственные еловые ветви, рулоны с лентами и куски ткани. Запах здесь стоял старый и солидный.

Мы прошли в дальнюю комнату и расселись за дубовым овальным столом. Я вытащил блокнот и ручку. Лаура поставила перед нами ноутбук, который казался единственным современным элементом в этой ретро-обстановке.

Таня в общих чертах изложила наши пожелания по поводу свадьбы и ответила на придирчивые расспросы. Я старался помалкивать, чтобы своим неведением не выдать нас раньше времени. Например, уже на этапе первичного допроса я уловил мысль, что в загс надо записываться заранее, и вроде бы даже не всякое отделение можно выбрать. Я-то думал, туда просто приезжаешь и идёшь расписываться, а оно вон как выходило.

– Итак, какой у вас бюджет? – спросила Лаура.

– Очень хотелось бы уложиться в семьсот тысяч, – ответил я.

– Бюджет приемлемый, можно работать. Давайте посмотрим, что мы сможем сделать.

Лаура начала рассказывать всё о нашей будущей свадьбе, подробно разбирая каждый этап. Я бешено строчил в блокноте: список площадок, график, свет, звук, фото, ведущий… Здесь же были заметки с идеями, вроде таких: «Труба, из которой дичайше выдуваются конфетти. Подуть на девушку в платье, в лицо?».

– Какой выберем стиль? Наверно, вам подойдет скорее урбан, во всяком случае, не рустик и не эко, – предположила Лаура.

– Да, думаю, не рустик, – с серьёзным видом покивал я.

Таня удивлённо покосилась на меня. А я и понятия не имел, что означают эти слова.

Наконец все вопросы были разобраны. Мы с Таней по уши наполнились информацией к осмыслению. Я пообещал Лауре, что мы обдумаем все предложения и дадим ответ. Когда мы уже одевались, Лаура внезапно спросила, словно спохватившись:

– А давно вы решили пожениться?

– Мы с Мишей встречаемся два года. В декабре он сделал мне предложение, – улыбнулась Таня.

– Ну что ж, вы большие молодцы!

Это прозвучало забавно, и я усмехнулся. Лаура удивлённо посмотрела на меня, и я, чтобы сгладить неловкий момент, кивнул ей и обнял Таню за плечи. Я чувствовал себя странно: в какой-нибудь другой жизни мы с Таней могли бы на полном серьёзе планировать свадьбу, а сейчас это была лишь игра. Мы пришли сюда по нуждам бизнеса, но для меня этот вечер значил гораздо больше. Я гадал, чувствовала ли Таня то же самое.

Я пригласил Таню поужинать в кафе. По дороге мы много шутили – благо, нам было над чем. Несмотря на всю иронию ситуации, полученная информация оказалась очень полезна. Теперь нужно было грамотно использовать её, чтобы не ударить в грязь лицом перед клиентами.

Шутливый стиль общения продолжался и за ужином. Когда мы доели, я откинулся на спинку стула, в полумраке разглядывая Таню. Мы сидели напротив, и это радовало: мне не хотелось чувствовать её тепло или запах во время предстоящего разговора.